Меню


Хабарарин категорияр
Хабарар [34]


Хабарарин календарь
«  мулал (Август) 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031


Форма входа


Жагъурун


Дустар


Чи силис
Дустуниз гвере куьн квелай алатиз гьазур я?
Всего ответов: 504


· RSS21.11.2018, 21:30
КIвал » 2007 » мулал (Август) » 28 » Южный Дагестан] Марко Шахбанов
Южный Дагестан] Марко Шахбанов
13:45
Южный Дагестан] Марко Шахбанов
   
Южный Дагестан заметно отличается от остальных территорий республики своей культурной самодостаточностью, значительной внутрирегиональной экономической интеграцией и превалированием здесь лезгинской группы субэтносов с единством в культурном, ментальном, историческом плане. Поэтому в исторической литературе этот регион нередко называют также Северным Лезгистаном в противоположность Южному Лезгистану, расположенному в пределах Азербайджанской Республики, южнее реки Самур.

Регион в рамках Дагестана является метрополией для семи из 14 народов, обозначаемых как титульные народы РД, представители которых входили в состав Госсовета. Это, прежде всего, близкородственные народы лезгинской группы: лезгины, табасараны, рутульцы, агулы и цахуры, азербайджанцы и таты (в переписи 2002 г. дагестанские евреи обозначили себя как таты, горские евреи и евреи; в прилагаемой таблице нацсостава Юждага они объединены нами в графу «евреи»).

При выделении наиболее значимых политиков и групп влияния в регионе мы столкнулись с очевидным лидерством двух личностей. Помимо высоких, на порядок выше, чем у других, значений показателей, они единственные, чьё влияние не ограничено рамками одного-двух муниципальных образований. Во-первых, это, конечно же, известный российский миллиардер, уроженец селения Каракюре Докузпаринского района Сулейман Керимов (по последним данным московских СМИ, его состояние оценивается в $ 12,7 млрд). Он обозначил своё намерение в очередной раз баллотироваться на выборах в Госдуму в декабре этого года.

Его влияние на всю республику велико. Во многих районах и городах оно опосредовано, в частности в Нагорном Дагестане через депутата Госдумы Магомеда Гаджиева и т. д. В самом Южном Дагестане есть группа лиц, которая всецело на него ориентирована. Для них единственным объединяющим фактором является фигура Керимова, почему и возникла необходимость обозначить в таблице именно его имя, а не кого-то из членов его команды. В Южном Дагестане, по оценкам аналитиков, политиков и других лиц, с которыми нам удалось поговорить в ходе подготовки данного материала, есть несколько глав МО, которых связывают с ним различного рода отношения, и их можно считать людьми Керимова.

Если начать с родного для Керимова Докузпаринского района, то необходимо учесть, что глава МО, во-первых, его односельчанин, а во-вторых, приходится дальним родственником. Однако Керимхан Абасов у подавляющего большинства населения района и всего Юждага вызывает после известных событий отторжение. А Керимов, как и все бизнесмены его уровня, является жёстким прагматиком: для него родственные чувства, земляческие и национальные отношения не будут играть значимой роли, и никаких шагов для удержания Абасова в занимаемом кресле, если это будет вредить его депутатскому мандату, он не сделает. Далее в составе команды Керимова, по крайней мере, обозначаемых таковыми следует назвать братьев Эмиргамзаевых. Абдулгамид возглавлял список «Справедливой России» на мартовских выборах в НС РД, но отказался от мандата в пользу однопартийца Николая Покорского взамен обещанной руководством республики поддержки на декабрьских выборах в Госдуму. Даир же возглавляет Курахский район.

Следующий политик из группы Керимова – мэр Дербента Феликс Казиахмедов, который совсем недавно породнился с Керимовым (его дочь вышла замуж за племянника Керимова). Уроженец малочисленного джамаата (лезгинское селение Тркал в Хивском районе), не имеющий широкой поддержки, в том числе силовой, Казиахмедов получает возможность укрепиться сам и укрепить позиции Керимова в столице Южного Дагестана, в третьем по величине и втором по значимости городе республики.

В своё время, по данным русского издания «Forbes» (июнь 2006 г.), Ибрагим Сулейманов, Татевос Суринов и Сулейман Керимов, будучи партнёрами по ФПГ «Росавиаконсорциум», приобрели в 1997 году контрольные пакеты акций «Внуковских авиалиний» (на тот момент вторая по величине авиакомпания России), Мурманского авиапредприятия и Транспортно-клиринговой палаты (компания по продаже и бронированию билетов). По данным Счётной палаты, «инвестиционные обязательства при приватизации «Внуковских авиалиний» были имитированы заключением договоров на поставку самолётов ТУ-204 и оплатой неликвидными векселями». Суринов и Сулейманов были арестованы; связь Керимова с ФПГ была неочевидна, а потому к нему следственные органы вопросов не имели.

Учитывая тесные в прошлом отношения Ибрагима Сулейманова и Керимова, брата первого – главу МО «Рутульский район» Давуда Сулейманова – некоторые наблюдатели склонны называть человеком команды Керимова, хотя выглядит эта конструкция натянутой.

Сулейманов после того, как его пути разошлись на выборах в НС РД в марте нынешнего года с одним из самых влиятельных политиков рутульского происхождения – Ибрагимом Казибековым (последний выдвигался в НС РД по спискам «Патриотов России» и проиграл, по заявлениям его союзников, в результате административного давления) – утратил контроль как минимум над половиной рутульского электората.

Описывая взаимоотношения Керимова и компании, нелишним будет подчеркнуть то, что он не просто набирает в свою команду людей, усиливая их потенциал и влияние, а приобретает союзников с заметным политическим потенциалом. Все союзники Керимова (Магомед Гаджиев, Ризван Курбанов, Абдулгамид Эмиргамзаев, Джабраил Шихалиев и т. д.), таким образом, не только сами прибавляют в политическом весе, но и дополняют потенциал Сулеймана Керимова.

Номер два в нашем рейтинге – бывший прокурор РД Имам Яралиев. Играя в бытность прокурором роль лезгинского лидера, этот политик несколько охладел к проблемам Юждага и лезгин в частности, однако сейчас, оказавшись не у дел государственных, лишившись, таким образом, рычагов лидерства в регионе, он снова вплотную принялся за их раскручивание. Одним из способов показать свою значимость является проведение праздника, посвящённого Шарвили Ахтынскому, и намерение поставить памятник этому былинному лезгинскому герою – аналогу русского Ильи Муромца. Одними культурными проектами его активность, конечно же, не ограничивается. К примеру, в сентябре планируется запустить новый проект в области СМИ – газету «Настоящее время». Грамотно, умело используются Яралиевым и неразрешённый вопрос водораздела Самура, Самурского лианового леса, разделённого лезгинского народа. Однако очевидно, что в долгосрочной перспективе Яралиев вряд ли потянет не только роль лезгинского лидера, но и обеспечит себе выход на республиканскую арену в качестве самостоятельного игрока. Скорее всего, к этому времени он окажется одним из значимых компонентов в политической пирамиде с другой фигурой на её вершине. К этому времени нужно обрести политические козыри, чтобы выставить их тому, кто станет на вершине новой выстраиваемой пирамиды, и занять соответствующее место в её иерархической структуре.

Из глав МО региона безусловным союзником Яралиева можно назвать только магарамкентского главу Мусаэфенди Велимурадова. Другие главы, находившиеся в стане Яралиева, оказались конъюнктурщиками, позиция которых зависит от политической погоды в республике. В последнее время с некоторыми оговорками к его союзникам причисляют и главу МО «Ахтынский район» Сафидина Мурсалова. Не будь саботажа выборов главы МО «Сулейман-Стальский район», вполне вероятен был сценарий, при котором люди Яралиева, собранные в местных списках ЛДПР, набрали бы большинство в райсобрании и избрали бы своего главу. Однако все остальные партии, подконтрольные действующему главе Низами Бутаеву, снялись с выборов. Их примеру последовали и «Патриоты России» под началом местного лидера Надира Алахкулиева.

В итоге к выборам в райсобрание подошла лишь ЛДПР – и выборы, согласно закону, не состоялись и перенесены на декабрь. В Сулейман-Стальском районе сейчас акции Яралиева перевешивают все остальные: в родном районе аналитики оценивают его влияние в промежутке между 60 и 70 % голосов избирателей. Надо также отметить, что сам Бутаев к руководству районом пришёл благодаря Имаму Яралиеву, доводящемуся ему родственником. Однако их отношения испортились, и бывшие союзники считали делом принципа обставить друг друга на районных выборах 11 марта. Алахкулиев, лавируя между двумя этими силами, решил сыграть против Яралиева. Своими политическими играми он испортил отношения с однопартийцами, и потому в декабре он точно не будет поддержан «патриотами», а Яралиев и Бутаев будут играть против него как кандидата на пост главы района.

Значительно отстаёт от Керимова и Яралиева группа политиков табасаранской национальности, за последний год увеличившая свои возможности. Это возглавляющий Минэкономики Алавудин Мирзабалаев, его брат – начальник следственного управления Прокуратуры РД Мирзабала Мирзабалаев, министр юстиции Азади Рагимов (выходец из села Дарваг Табасаранского района, жители которого официально записаны как азербайджанцы, хотя фактически являются табасаранцами), к ним примыкают депутат НС РД и бывший член Госсовета от табасаранцев Галим Галимов, а также министр имущественных отношений Михаил Гашимов. Несмотря на то, что интересы последних двух политиков столкнулись на выборах в НС РД в Хивском районе (каждый из них выставил свою кандидатуру), их тоже можно рассматривать в составе табасаранской команды, возглавляемой братьями Мирзабалаевыми. Галимов и Гашимов, будучи в своё время лидерами табасаранцев, в последнее время явно потеряли в весе, особенно последний, которому многие прочат отставку. Дело в том, что Гашимов отвечал за выборы в НС по Табасаранскому округу и не оправдал доверия президента РД: с округа прошёл кандидат от «Патриотов России».

Команда в целом ориентирована строго на Муху Алиева и с ним связывает своё будущее. Данную группу отличает амбициозность и желание занять, согласно своей численности, на республиканском олимпе национальных элит пятые-шестые места наравне с лакцами. Они же недавно продвинули Магомеда Гафарова, бывшего начальника Дербентского ГОВД, на пост главы МО «г. Дагестанские Огни».

Вслед за ними расположился клан Курбановых, выходцев из терекемейского селения Салик в Дербентском районе. Саид Курбанов в советский период долгое время возглавлял Дербентский район. Его отстранил за злоупотребления секретарь Дагобкома КПСС Коробейников. В 90-е годы, после развала СССР, он вернулся в руководство района, затем заседал в Госсовете от азербайджанцев. Его сын Курбан получил по наследству Дербентский район. Другой сын, Магомед, возглавляет представительство РД в Баку. Сын Магомеда Нариман, опять же по наследству, стал депутатом НС РД от Дербентского района. Будучи терекемейцами (в Азербайджане – «тэрэкэмэ» – синоним кочевника) и суннитами, Курбановы не смогли подмять под себя дербентских городских азербайджанцев – шиитов – выходцев из иранских городов Тебриз и Ардебиль. По-другому их называют также магальцами, по названию старых кварталов («махала» – на арабском языке), которые расположены внутри крепостных стен, от площади, у здания мэрии, до самой цитадели Нарын-Кала. Здесь не продают дома лезгинам, крайне редко табасаранам и даргинцам, и в целом среди 22 тысяч жителей магалов азербайджанцы составляют 90–95 %. Хотя в целом по городу лезгин немного больше, чем азербайджанцев, компактно проживающих в основном в «старом» городе. Магальцы до недавнего времени находились под влиянием гендиректора Дербентского коньячного комбината Мурада Гаджиева. Дело в том, что мать Гаджиева – местная азербайджанка, а отец – даргинец. Таким образом, обе эти этнические группы, проживающие в Дербенте, считали своим лидером именно Гаджиева. Однако около полугода назад между двумя этими группами – даргинцами и магальцами – обозначилось противостояние, возникшее из-за убийства на свадьбе магальца представителем первой группы. Сам Гаджиев теперь тоже находится в довольно сложной ситуации, когда ему приходится выбирать между двумя группами и одновременно играть роль арбитра в этом противостоянии. Кроме того, в Дербенте усилилось влияние Казиахмедова, что автоматически снизило акции Гаджиева, хотя они и не находятся в конфронтации.

Несмотря на митинги местных оппозиций, по-прежнему занимают свои посты главы МО «Докузпаринский район» Керимхан Аббасов и МО «Табасаранский район» Нурмагомед Шихмагомедов. Проблема оппозиции заключается в её разноголосице, отсутствии единого лидера, имеющего репутацию выразителя интересов простого народа и способного после смещения районного главы занять пост и по-прежнему объединять те силы, которые привели его к власти. А получается так, что, к примеру, в Докузпаринском районе Примовы (Насир, Нияз, Нариман), Буньямин Аскеров, Насир Джавадов, Фахредин Канберов объединяются не за идею или лидера, которого они хотят видеть на посту главы района, а против Керимхана Аббасова. После достижения своей цели и выдвижения одного из них на пост главы дальнейшее расхождение и конфронтация между ними из-за собственных амбиций неизбежны. В обоих районах, чтобы победить, оппозиции нужно научиться нейтрализовать эти факторы.

Если устойчивость позиций Аббасова по делу или без связывают с Керимовым, то понять, почему глава Табасаранского района Шихмагомедов остался на занимаемом посту, несмотря на наличие довольно активной оппозиции и факты коррупции, трудно. Более того, Шихмагомедов входил в делегацию президента республики во время поездки в Китай. В числе сторонников Шихмагомедова можно увидеть значительное количество спортивной молодёжи, тренирующейся в спорткомплексах в Хучни и в Дербенте. Кроме того, значительный компонент группы поддержки образуется за счёт сторонников религиозного лидера Сиражутдина Хурикского, находящегося на подпитке (в том числе и финансовой) Шихмагомедова. Хурикский имеет своих мюридов в Дербенте, Табасаранском, Ахтынском и нескольких других районах Южного Дагестана.

Асанбуба Нюдюрбегов обладает шансами повторить успех прошлых выборов в Госдуму на волне настроений лезгинского населения, возмущённого тем, что по их округу традиционно проходили политики из других регионов. Однако шансы эти, видимо, так и останутся шансами: по округу, скорее всего, пройдут сильные лидеры, не уступающие ему в финансовых возможностях и обладающие поддержкой руководства республики. Кроме того, на прошлых выборах он был единственным лезгином в своём округе, а теперь по округу будет проходить ещё пара влиятельных лезгин. Он же может рассчитывать разве что на родной Сулейман-Стальский район.

Семья Палчаевых, традиционно влиятельная в Ахтынском районе, в результате предвыборных коллизий лишилась депутатского мандата от родного района. Абуселим Палчаев, бывший депутат НС РД, выдвигавшийся от «Патриотов России», как и другие его однопартийцы, оказался под сильным административным прессом. Кстати, его дядя Герейхан Палчаев является председателем благотворительного фонда «Белые журавли» и гендиректором газеты «Дагестанская жизнь», которую связывают с администрацией Махачкалы.

Его друзья, которым он в прошлом оказывал поддержку на выборах: глава района Сафидин Мурсалов и депутат НС РД Владимир Ашурбеков – 11 марта оказались по другую сторону баррикад. Сам Ашурбеков стал депутатом от партии власти – «Единой России». Старший брат Владимира – Тофик Ашурбеков – в прошлом занимал пост начальника управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов в республиканской прокуратуре. После конфликта с Яралиевым в бытность того прокурором Тофик Ашурбеков переехал в Москву, где при помощи заместителя Генпрокурора РФ Сабира Кехлерова неплохо устроился. С ним связывают родственные отношения ещё одного влиятельного сотрудника республиканской прокуратуры – прокурора Советского района Махачкалы Магомеда Оруджева, их жёны являются сёстрами. Вдобавок ко всему, бизнес Ашурбековых тесно (оценочно на 70 %) связан с Махачкалой, точнее с муниципальными заказами Махачкалы.

Южный Дагестан – наиболее выгодный в климатическом отношении аграрный регион. Более мягкий климат, чем в остальном Дагестане, плодородная почва позволяют местным жителям выращивать большое количество теплолюбивых сельхозкультур. В Юждаге можно выращивать и субтропические (хурма, инжир, гранат, миндаль), и др. культуры. Особенно благоприятны природно-климатические условия в Дербентском и Магарамкентском районах. Некоторые дагестанские географы любят сравнивать их даже с приморьем Италии. Однако сельхозпредприятия Дербентского района, прежде являвшиеся лидерами по производству винограда в республике, в начале 1990-х годов были насильно загнаны в агроконцерн «Дербент». Его руководство прибрало к рукам всю выручку, зачастую не оставляя предприятиям концерна средства даже на выплату зарплаты, не говоря уже о расширении производства. Сейчас Дербентский район производит лишь 30 тысяч тонн винограда, а дербентский завод игристых вин и коньячный комбинат вынуждены закупать краснодарское и азербайджанское сырьё. Как итог «мудрого руководства» районом клана Курбановых – Дербентский район по прогнозу поступления налогов на 2007 год в расчёте на одного жителя (740 руб.) позади даже высокогорного Докузпаринского (750 руб.), не говоря уже о схожем по всем параметрам Каякентском районе (2098 руб.). Для Южного Дагестана характерно коррумпированное и некомпетентное руководство в районах, оно же главный тормоз на пути экономического развития региона.

Однако существуют и обстоятельства, препятствующие продуктивному развитию здесь сельскохозяйственной отрасли. Застой в сельском хозяйстве вызван, прежде всего, дефицитом поливной воды в равнинной части региона. Он обусловлен нерешённостью вопроса водораздела Самура. В Южном Дагестане из 155,7 тыс. га ирригационного фонда освоено около 62 тыс. га земель. Потребность в воде для освоения всего земельного аграрного фонда Юждага составляет чуть более 1 млрд кубометров.

С рекой Самур связано существование крупнейшего подземного резервуара пресных вод. Изъятие части поверхностного стока реки Самур со стороны АР привело к уменьшению его ресурсов. Поэтому Дагестан не может вовлечь в эксплуатацию свои подземные водные источники для водоснабжения г. Дербента, в котором проблема обеспечения водой стоит очень остро. Дело в том, что Самуро-Дербентский канал, снабжающий водой Дербент, по оценкам специалистов заилен на 75 %.

Прибрежная полоса Каспийского моря с уникальными песчаными пляжами и месторождениями горячих источников (Берикей – площадь 5 га, Белиджи – площадь 20 га), предгорные леса с сочетанием минеральных источников в Сулейман-Стальском районе представляют большой интерес для развития рекреационных зон.

Крупнейшие промышленные предприятия, налогоплательщики Южного Дагестана, – это ОАО «Дербентский завод игристых вин» (81 млн руб. в республиканский бюджет по заданию Госсовета на 2005 г.), ОАО «Дербентский коньячный комбинат» (66 млн руб.) и нефтеперегонная станция «Самур» ОАО «Черномортранснефть» (45 млн руб.).

Наиболее перспективные и наукоёмкие предприятия – ОАО «Электросигнал» (производство аппаратуры связи, в последнее время производят телевизоры «Элекс») и ОАО Дербентский НИИ «Волна» (НИОКР в области авиационной бортовой аппаратуры и её производство), несмотря на отдельные весьма скромные успехи, в целом находятся в плачевном состоянии. ]§[
 
 
Просмотров: 1693 | Добавил: lezgiland | Рейтинг: 4.0/5 |